История меха в России

Бархатистый мех головных уборов дарит тепло, украшает образ, долго и преданно служит владельцу. Как и сотни лет назад, когда слава о несравненной русской пушнине долетала к дальним границам Азии и Европы. Меховой промысел на Руси имеет богатую историю и занимает особое место в ее экономической деятельности. Шкурки соболя, песца, енота, норки, бобра, других пушных животных долго служили средством расплаты за товары и услуги.

Мех вместо алмазов и нефти

Меха играли важную роль в становлении Руси. Шкурки взимали в качестве штрафов, податей, таможенных пошлин. В 883 году Вещий Олег обложил племя охотников-древлян непосильной данью «по черной куне с избы». В те времена мех куницы стоил четверть гривны, весившей 204 грамма серебра. Это были большие деньги, и их заменял мех. Неудивительно сопротивление древлян, о котором сказано в летописных источниках.

В XI-XII веках пушнина служила средством обмена и внешней валютой Киевской Руси. За нее приобретали драгоценные металлы, ведь серебро в России начали активно добывать только при Петре I. Шкурки служили ценным приданым и неоспоримым козырем в международной дипломатии. Если в настоящее время основное богатство России составляют нефть, газ, никель, руды, алмазы, то в древности им была пушнина.

Меховой промысел составлял пятую часть бюджета Московского государства середины XVII века. При таких масштабах добычи популяция ценных зверьков в лесах резко сократилась. Взгляд купцов обратился к Сибири и Дальнему Востоку. Здесь нашли калана (морского бобра), мех которого долгие годы ценился выше, чем любого другого зверя.

Сибирские противостояния

Пушнина («мягкая рухлядь», «косматый товар») стала основным мотивом русской экспансии в холодную, неприветливую Сибирь. Продвигаясь на восток и закладывая «остроги» (будущие города), служивые люди облагали местное население пушной данью. Это не раз приводило к конфликтам. С одной стороны — казаки с саблями и ружьями, с другой — готовые отстоять свои права коренные жители.

Сбор подати, или ясака, часто сопровождался взятием заложников (представителей знати, женщин и детей). Заботясь не только о казне, но и о своем благосостоянии, сборщики пушнины налагали неподъемные оброки. Государство пыталось урегулировать налогообложение, предлагая сибирским племенам вовремя сдавать дань мехом или деньгами. Но ханты и другие народы мигрировали на север, куда государевым слугам было тяжело дотянуться.

По расчетам современников, с 1621 по 1690 год на территории Сибири, которую уже не так плотно заселяли кочевые племена, было добыто около 7 миллионов соболей. Это привело к резкому сокращению поголовья и государственному запрету на охоту. Спустя век такие меры способствовали частичному восстановлению популяции, но массовый промысел исчерпал себя.

Меха и новое время

Клеточное звероводство стартовало в России в середине XIX века. Первые фермы появились в Санкт-Петербургской, Московской и Тульской губерниях. В промышленных масштабах пушным звероводством занялись после Октябрьской революции. Оно во многом заменило промысел, ведь по разведению зверьков страна Советов была первой в мире.

Оставшаяся в СССР добыча меха подвергалась плановому регулированию. Принимались меры по искусственному расселению зверьков, их подкормке, квотированию промысла. Благодаря действию природоохранных организаций и возникновению синтетических заменителей к 90-м годам XX века ценность натурального меха упала. Но результаты сезонов 2010-2015 свидетельствуют о возрождении отрасли: увеличивается поголовье зверьков, улучшаются характеристики клеточной пушнины.

В наши дни меха из России по-прежнему окружены триумфом. Каждый год, когда в Париже полным ходом идет приготовление к экспозиции русских мехов, европейские модники трепещут в предвкушении. Они знают — головные уборы и наряды из норки, енота, соболя, нерпы, достойны королевских похвал. Четвероногие ухоженные питомцы на руках у моделей (по замыслу кутюрье) украшают модный выход и обеспечивают успех дефиле в русских мехах.